Блок в сердце империи.


Блок стоял на Невском,

Смотрел, как волнуется море,

Море людей, нашедших

 Выход из многих бед.

Стоял и не видел обломков

Будущих сражений,

Качающихся на волнах

С лицами в маске Смерти.


Блок стоял на Невском,

Лицо его выдавало,

Всю жизнь он прожил в империи,

И прошлое было имперским.

И всюду, куда не глянь,

До дальних границ России

Не было ничего,

Кроме этой империи.


И вот у него на глазах,

В этом людей кружении,

В громких криках толпы,

В революционных словах,

Будто рушился мир

Старой больной империи,

И побеждал новый,

Мир империи масс.


Блок стоял на Невском,

Лицо его выдавало,

Поэт видел империю,

Которую не разрушить,

А человек всегда слаб,

Ему нужны перемены,

Империи нет замены,

На месте империй пустыни.

Три города.



У поэта три города в жизни,

Это треугольник поэта:

Для рождения первая

Вершина,

С неё он сбежит

В город под номером два;

Там он найдёт себе дом

Семью или бесприютность,

В нём он умрёт и останется

Доживать после смерти;

В третий поэт возвращается

При первой возможности,

Не понимая вопросов,

Что мир больше этого города.



Давняя ночь.

Луна глазела, солнце в спячке,
Летели в небе звездолёты,
А мы всё бились до усрачки
В бесплодных спорах о природе.

Я ранним утром возвращался
По улицам в густом тумане,
Я видел лишь туман в тумане
И очертания домов.

В тумане жизнь моя проходит,
Я - проводник идей туманных,
Я сел в троллейбус, ехал вроде
Маршрутом по последней моде.

Мне очень жаль! Я себя жалю.
Но так не скажет мой язык.
Моя печаль - звезда на небе,
Которое внутри меня.

И всюду жизнь - внутри, вокруг,
И смерть у жизни на хвосте,
Я на развилках всех разлук
Как будто искренне грущу.

Не избегаю старых встреч,
Но не ищу их впереди,
С кем разошлись пути, молюсь,
Не встретились бы мы.

Туман красив и всё красиво,
В тумане каркает ворона,
Не заблудился, путь начертан
Знакомою дорогой к дому.

Не моё.

У убийц солёные зубы,
Рай обещают марионетки,
Хочется ада в замкнувшемся круге,
Хочется, чтобы черепаха пошла.

Наверху голые ходят в масках,
Скрываются за ушедшими лицами,
Вызывают духов, попов, коучей,
Только бы не делится.

Внизу улицы, которые ведут каждый день,
Теленовости жизни не касаются,
Люди работают, а им говорят:
Вы плохо работаете, как все русские.

А я буду писать рассказы про зомби,
Мир пахнет бунтом с хорошими лицами,
Как будто возвращаешься во времена Горби,
Всё смешалось: армия и полиция.

Лучше написать рассказ про зомби,
Искать свою душу в густых потёмках,
Претерпевать лживых надежд ломки,
Убеждать себя: не моё.

Монголо-татары.

Конница смотрит вдаль,
Завтра там их дороги,
Всадники видят блин
Бесконечных степей.

Всех чужеродных богов
Покорённых племён
Принимают в свой дом,
Юрту с дымом до неба.

Под ногами трава,
Под травою слоны,
Черепаха плывёт
Медленно во вселенной.

Мир травы покорят,
Камень их покорит,
Всадник будет один
Среди всадников в пробке.

Солнце станет погодой,
Без луны календарь,
В лес пойдут за природой,
В старость - умирать.